Скопировано
Сохранено
Ваш город
?
Выберите ваш город из списка:
Загрузка...
«Нет, руками не трогать. Сиди смирно! Сейчас будем зубрить правило»
4227
4.3

«Нет, руками не трогать. Сиди смирно! Сейчас будем зубрить правило»

Откуда берутся дети, которым «ничего не интересно»? Тема поднадоевшая, хоть и актуальная, но всё же немного неловко писать это текст с позиции одарённого ребёнка. Вы можете спросить: а не слишком ли ты высокого о себе мнения? Но каким бы ни был тот ребёнок, из него уже вырос вполне среднестатистический скучающий студент. А ведь всё могло быть иначе.

Мы знаем, как выглядят одарённые дети. Нет, это не те уникумы, которые уже в детском саду пишут сонеты. Одарённые дети есть в любом классе. Это они поднимают руку и задают вопросы. Это они сидят склонившись над тетрадкой даже после звонка, потому что им жизненно важно решить этот пример. Это они ходят на дополнительные для олимпиадников в восемь утра. И это из них, скорее всего, не выросло гениев, хотя все пророчили им великое будущее.

У них может не быть гениальных способностей, но они могут часами сидеть над учебником с остывшим чаем. Потому что — интересно.

Все дети любознательны от природы. Почему кошки мяукают, почему небо голубое, почему приходит зима, почему в огороде растут томаты, а на подоконнике балкона нет… Мы хотим знать о мире всё. Наблюдать, прикасаться, исследовать. Самостоятельно делать выводы и самостоятельно понимать, что в окружающем мире вызывает у нас наибольший интерес, и чему мы бы хотели посвятить свою жизнь. Дети хотят возиться в грязи, быть космонавтами, выращивать лук в баночках, строить роботов из лего и смешивать колу с молоком, чтобы вживую посмотреть на реакцию нейтрализации. И не только дети. Все взрослые в глубине души тоже этого хотят. Просто не признаются.

А потом эту природную любознательность начинают впихивать в рамки школьной программы. Нет, руками не трогать.

Сиди смирно! Сейчас будем зубрить правило. Зачем оно нужно — я вам, конечно же, не скажу

В учебнике по окружающему миру написано, что сегодня начнёт светать в девять, уже через пять минут. Иванова, что ты ищешь в окне, смотри на доску!

И природной любознательности — как ни бывало. Знаний вроде прибавляется, но они все — словно не о нас и не о нашей планете, а о чём-то другом. Какие-то текстовые знания. Сферические, в вакууме. Непонятно, зачем нужны, непонятно, к чему применимые, и уже точно неинтересные.

Потому что наблюдать рассвет в окне — намного круче, чем на картинке. Но кому интересно, что там детям интересно!

Самых стойких, сохранивших интерес к чему-то в старшей школе, ждут новые испытания — школьная программа и ЕГЭ. Я любила математику. Полночи сидела над учебниками. Считала, строила графики. Мне был интересен не столько процесс, сколько вопрос о том, а что там? Что за этими формулами? В числе Пи есть сочетание любых цифр, ваша дата рождения, ваш номер паспорта, зашифрованное порядковым номером букв алфавита ваше имя. А у этого кипариса форма параболы. Прикольно.

Учителя, как ни странно, замечали. Но как-то по-своему. «У тебя талант. Завтра пойдёшь на олимпиаду!». Это вопрос о вечном равнодушии учителей — да всё они прекрасно замечают, только виду не подают!

А я не хотела на олимпиаду. Не хотела в рамки времени и конкретных задач. Не хотела кому-то доказывать, что я что-то знаю

Мне хотелось просто продолжать знакомиться с нашим прекрасным миром через то, что мне так нравилось.

На горизонте замаячил ЕГЭ. «Ты молодец, что решила задачи из этого учебника по началам матанализа для университета, но не забывай, что у тебя ЕГЭ, и сегодня мы все вместе на уроке будем решать базовую часть. Рисуем табличку…». А в ЕГЭ дурацкие задания про пирожки. Сферические такие задания. В вакууме.

А ведь в тот момент просто нужно было оставить меня в покое. Ребёнок с университетскими задачами явно бы сдал ЕГЭ. Просто нужно было не наседать с табличками, а подойти и сказать: «Я вижу, что тебе интересно. Я могу тебе чем-то помочь? Хочешь, я принесу тебе дополнительную литературу? Или объясню, как решать какую-то задачу, если ты не понимаешь?».


ЕГЭ-то я сдала… Но вот и математикой занималась последний раз где-то там же, в школе. Потому что урок за уроком, требование за требованием, рамка за рамкой моя любимая математика, которая была моим способом познания мира, превратилась в неинтересные мне задачи про пирожки. Я сдалась. Вопросов про голубое небо и томаты на балконе у меня больше нет.

А ведь любознательность естественна не только для детей. Она естественна для всех людей, независимо от возраста. Но наша любознательность осталась ещё где-то в начальной школе, где нас загнали в рамки классных кабинетов, выстроенных идеальными рядами парт, и безнадёжно устаревших плакатов на стенах; где нас научили не задавать вопросов и изучать восход солнца по картинкам вместо того, чтобы посмотреть в окно.

Нашей школе необходимо срочно понять, что дети — не учатся. Дети — исследуют

Главный вопрос для них — не «а как формулировали этот закон учёные девятнадцатого века», а «что мне с ним делать, где я могу его увидеть и применить сам?». И абсолютно точно нужно оставить одарённых детей в покое. Всех нам не спасти. Но давайте хотя бы пожалеем тех, у кого остался хоть какой-то интерес к жизни!

И да, сейчас я студент-международник. Среднестатистический такой. Ничем не интересующийся. И вместо бубнежа преподавателей я в свой уже давно не школьный возраст лучше бы повозилась в грязи и посмешивала колу с молоком. Есть у меня чувство, что я много потеряла в своём детстве, и какая-то обида на школьную систему гложет. Но кому там интересно, что мне интересно…